Анатолій Амелін (МВА, DBА): «Всі наші успіхи – виключно плід нашої праці»

Пожалуй, не найдется в инвестиционном сообществе человека, не слышавшего его фамилию. Анатолий Амелин, прежний собственник и глава компании «Альтана Капитал», обеспечившей процесс скупки ценных бумаг для предприятий группы СКМ, бывший Член Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку, сегодня он – венчурный инвестор, создатель AmelinStrategyAgency и признанный лидер мнений в части экономического потенциала страны. Stockworld.com.ua, несмотря на занятость Амелина, удалось поговорить с ним о роли фондового рынка в развитии экономики Украины и инновациях как ключевой движущей силы для притока инвестиций.

StockWorld: Часто, говоря о фондовом рынке, подразумевают инвестиционный рынок. Говоря об инвестициях, имеют в виду инвестиции в инновации – например, в энергоэффективность и развитие инфраструктуры. Как Вы связываете эти два направления, и для чего именно сегодня прежде всего Украине нужны инвестиции?

Анатолий Амелин: Скажу очевидную вещь: инвестиции – критически важный ресурс для роста экономики. Это та живая энергия, которая дает возможность породить новый продукт, новые идеи и даже преобразовать весь окружающий мир. Если смотреть на вопрос в разрезе всей страны, то, если говорить, например, об опыте стран - экономических тигров, которых нам часто ставят в пример, разумеется, без внешних инвестиций они бы не стали такими, какие они есть сегодня. Проводя аналогию с человеческим телом, скажу, что, по сути, инвестиции – это кровь, которая нужна для того, чтобы обновить организм, сделать его сильным и успешным.

SW: У Украины достаточно такой крови, или нужна донорская?

АА: Не стоит забывать, что инвестиции бывают внутренние и внешние. Когда мы говорим об этих ресурсах, мы почему-то имеем в виду как раз внешние инвестиции. Но нужно помнить о том, что вложения извне не придут, если не будет внутренних инвестиций. Оглянитесь вокруг – сколько новых компаний возникает, как много людей в них инвестируют. Этого же практически нет: кто-то вывел деньги на Кипр, кто-то – в Панаму, кто-то просто под матрацем спрятал. Это говорит о том, что условия для внутренних инвесторов в Украине очень плохи, что, в свою очередь, свидетельствует о том, что сюда вряд ли придут и внешние инвестиции. А фондовый рынок, в свою очередь, – один из элементов рынка инвестиций. И пока у нас не будет комплексной политики привлечения инвесторов в страну, говорить не о чем.

SW: Кто, по-Вашему, должен этим заняться, что для этого нужно? Пресловутая «политическая воля», может быть, что-то еще?

АА: Мне бы не хотелось говорить общими фразами, но, опять-таки, проведем аналогию. Как компанией должен управлять эффективный менеджер, реализуя стратегию и решая тактические задачи, так и страной должно управлять свое «Правление» – Кабинет Министров. Так вот, Кабмин должен сформулировать четкую системную экономическую политику, в рамках которой и должны воплощаться все реформы. Да, существуют отдельные органы власти, которые проводят те или иные изменения, но насколько они взаимосвязаны, насколько они коррелируют, насколько они направлены на достижение единых целей? Думаю, что не особо – потому как эти цели не сформулированы, не озвучены. Ключевая задача развития экономики – рост благосостояния граждан. В центре всей системы государства, в том числе и экономической, должен стоять человек, увеличение его дохода и улучшение качества его жизни. А экономику, в свою очередь, мы не можем развить без инвестиций.  

SW: Как всегда, все очень просто – с одной стороны, а с другой – очень сложно. Вроде бы как общеизвестные вещи говорите, но как сделать так, чтобы описанное Вами стало реальностью?

АА: Решение любой проблемы  начинается с ее осознания. Если мы понимаем суть проблемы, следовательно, мы можем делать шаги для ее решения. Давайте рассмотрим, к примеру, глобальное задание привлечения инвестиций в Украину. Но вот незадача: наша страна отсутствует на мировой карте как привлекательная юрисдикция для этих инвестиций. Мы утешаем себя, что Украина – колоссально богатая страна, с уникальными природными ресурсами, полезными ископаемыми и пр. При этом, мы не видим очереди инвесторов. Почему? Потому что при всем богатстве мы не зарекомендовали себя как надежный, предсказуемый партнер. Соответственно, ключевая задача – показать свою системность, заинтересованность в инвесторах.

SW: Каким образом это необходимо сделать?

АА: Вновь проведем аналогию с бизнесом. Что делает компания, когда хочет привлечь инвесторов? Она показывает своей бизнес-план, рассказывает о своей стратегии, о том, на каких направлениях сконцентрируется. И только после того, как менеджмент покажет свою состоятельность, есть шанс, что компания получит деньги. К сожалению, сегодня мы не видим ни четкой стратегии развития Украины, ни слаженной работы команды менеджеров, ни необходимого положительного информационного фона. Нам нужно научиться себя «продавать» – в хорошем смысле этого слова. SW: Вы упомянули азиатских «тигров». Возможно, опыт еще каких-то стран Вы считаете полезным и интересным для Украины, примером для наследования?

АА: Вы знаете, первая страна, которая приходит на ум, – это Израиль. Но нельзя вот так взять и просто «пересадить» модель другой страны на украинскую почву.…. Недавно мы с коллегой, Евгением Сысоевым (Управляющий партнер украинского венчурного фонда AVentures Capital – ред.), обсуждали перспективы развития отечественной IТ-отрасли – мы вместе с ним входим в рабочую группу при Министерстве экономики по созданию hi-tech-стратегии Украины. Мы пришли с ним к единому и очевидному выводу о том, что старая, сырьевая, модель развития экономики не даст возможности конкурировать за капитал. Те страны, которые показали мощный экономический рост, делали ставку на высокотехнологичное производство с высокой добавленной стоимостью. И это единственная стратегия, которая может быть полезна для Украины. К слову, такую модель и избрал Израиль.

Кстати, я считаю, что мы должны перенять у Израиля еще одну «модель» – перерождения политических сил. Как Моисей 40 лет водил еврейский народ по пустыне с целью его обновления, так должна измениться и отечественная политическая система. К сожалению, сегодня в Парламенте всего лишь 30 – 35 депутатов новой волны. Нам нужны новые политические силы – классические партии, ядром которых станет средний класс и общественные деятели, та креативная прослойка, которая стремится к созданию новых продуктов, новых проектов, и готова работать на процветание.

SW: Давайте вернемся к теме инвестиций

АА: Действительно, пока нынешняя политическая ситуация не позволяет говорить о большом объеме инвестиций, уместно вести речь об инвестициях на локальном уровне. Например, о региональных рынках стартапов. Украина – уникальная страна, в которой рождаются и живут талантливые люди, как бы банально это ни звучало. Я могу сказать по своему опыту, что Украинская академия наук – одна из богатейших организаций в стране. Ее потенциал просто никто не оценивал.

SW: По какому показателю? По дотациям, по бюджету?

АА: По той интеллектуальной собственности, которая ей принадлежит. Украинские исследовательские институты имеют уникальные разработки, которые лежат «мертвым капиталом». И одна из возможностей для Украины – это коммерциализация отечественной науки. Например, та самая Силиконовая долина, которую мы держим за образец, – это плод синтеза науки, образования и бизнеса. В нашем государстве, к сожалению, сегодня наука, образование и бизнес находятся очень далеко друг от друга. Нужно дать бизнесу реальную возможность инвестировать в инновационные разработки украинских ученых, которые у нас действительно классные.

SW: Таким образом, научные разработки и стартапы – это реальная возможность для инвестирования?...

АА: … И для создания внутреннего рынка инноваций – сегодня, здесь и сейчас. Насколько Вы знаете, у украинцев есть достаточно большой отложенный инвестиционный капитал – и под матрацами, и за границей. Его по-разному оценивают, от 40 до 100 млрд долл. США. И если хотя бы малую часть этих ресурсов – 2 млрд. – использовать «по назначению», то с эти можно и нужно работать. Необходима лишь прозрачная система, которая помогала бы мониторить и анализировать изобретения и наработки – насколько они могут быть применимы, и дальше – дать возможность бизнесу инвестировать в них. Если мы сможем заполнить рынок этими инновациями, то следующим шагом может быть выход на внешние рынки. Мы можем создать свою Кремниевую долину, со своей спецификой, и это даст возможность возродиться и науке, и фондовому рынку, и  в целом даст толчок для развития экономики.

SW: Инвестиции в какие отрасли Вы видите наиболее интересными и перспективными? В какую промышленность?

АА: Если мы посмотрим на уже затрагиваемых нами «тигров», то никто из них не был сырьевой державой. Все делали ставку на производство с высокой добавленной стоимостью. Поэтому, если мы говорим об инвестициях в промышленность, то это должна быть не добывающая, а, например, высокоточное машиностроение, роботостроение, разработки в медицине, hi-tech. Одним словом, то, чего в Украине пока мало. А нашей стране нужна новая экономика. И я не исключаю, что для компаний нового направления можно будет предусмотреть налоговые льготы. Например, в Батуми, который, как известно, является курортным городом, и, соответственно, зимой не приносит таких доходов, как в летний период, создали медицинский кластер. Теперь каждый может построить там клинику и не платить ни налог на прибыль, ни налог на зарплату физлиц. Задача государства – создать такую среду, при которой люди будут тратить деньги в регионе круглый год, и это нормальная, прагматичная практика. В Украине тоже должны быть созданы все условия для того, чтобы сюда приходили инвестиции.

SW: Это достаточно известные фразы, которые повторяются с завидным постоянством. Что необходимо сделать государству в целом и каждому предпринимателю для того, чтобы заполучить доверие, а вместе с ним и капиталы инвесторов?

АА: Продолжу известными фразами о позиционировании Украины в глазах иностранных инвесторов. Для внешнего мира мы можем играть несколько ролей. Первая из них заключается в обеспечении продовольствием Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии, причем, мы должны делать ставку на продажу не зерна, а готовой продукции, произведенной в Украине. Вторая возможность – это энергетическая безопасность Европы; наша страна очень богата углеводородами, и это может быть интересно инвесторам из Америки, Британии и Азии. Третий аспект – это физическая оборона; сегодня Украина де-факто выполняет функцию буфера между Россией и Евросоюзом, и наша ставка на военно-промышленный комплекс, на сильную армию может быть вполне оправдана. И четвертое направление – это инвестиции в инфраструктуру. Мы постоянно говорим о том, что у Украины колоссальные логистические перспективы, но давайте проедемся по нашей железной дороге…. Поэтому еще раз – наше будущее – за созданием новой экономики и производства с высокой добавленной стоимостью. Дабы не болтаться в хвосте паровоза и быть на глобальной экономической карте.

SW: А во что инвестировали, инвестируете и будете инвестировать Вы? Как изменились Ваши приоритеты в этом за последнее время?

АА: Прежде мои инвестиции были сконцентрированы в недвижимости и hi-tech-проектах, но последние пять лет я работал на государственной службе и, соответственно, не занимался этим. Да и все мои объекты инвестиций остались на оккупированной территории, поэтому можно сказать, что сегодня я начинаю жизнь с чистого листа. Сейчас я инвестирую в аналитический центр, который создает правильное видение развития украинской экономики. Кроме того, мы с коллегами готовим к запуску один стартап, и, когда это произойдет, я сообщу об этом редакции StockWorld.com.ua одной из первых. Но уже сегодня могу сказать, что его суть – в разработке украинских ученых инновационной модели для отечественной энергетики. И в целом я занимаюсь привлечением инвестиций в крупные промышленные проекты. То есть с инвестиционного рынка я никуда не ушел.

SW: А какое из ныне существующих привлекательных направлений для инвестиций Вы можете назвать и одновременно наиболее инновационным? Вряд ли это будет фондовый рынок… Возможно, это банкинг, что-то еще?

 АА: Один из наиболее показательных примеров, на мой взгляд, – это система государственных закупок «Prozorro». Это максимальная автоматизация всех процессов с минимизацией человеческого фактора. еGovernment – за этим будущее. Здесь и сокращение расходов, и повышения доверия – как к чиновникам, так и к юрисдикции в целом. И это может быть одним из важнейших объектов для государственных инвестиций, ведь именно государство должно инвестировать в эту сферу.

SW: Как Вы считаете, какие направления инвестиций будут в приоритете в ближайшее время?

АА: В Украине может появиться биржа или фонд стартапов. Если кто-то из крупных игроков захочет создать такой проект, то он будет интересным, так как сегодня есть ощутимый спрос на инвестирование в украинские стартапы, и не хватает оператора таких проектов.Еще одно привлекательное направление – сельское хозяйство. Очень много моих приятелей – инвесторов занялись этим в последние годы: кто-то посадил яблочный сад, кто-то организовал тепличное хозяйство. При этом, кстати, многие и уезжают за границу – как показывает практика, инвестировать в той же Силиконовой долине куда интереснее и прибыльнее, чем в Украину.

SW: Давайте поговорим об ограничивающих факторах. Что, в первую очередь, тормозит желание инвестировать в украинскую экономику? Вы уже упоминали вопрос налогообложения, что еще?

АА: Все верно, первое ограничение – налоговая система. Далее – неэффективная система государственного сервиса и валютное регулирование. Кроме того, это отсутствие гарантий частной собственности и неслаженная правовая система: в Украине, к сожалению, не все равны перед законом. И последний фактор – безопасность – как военная, так и физическая. 

SW: Предлагаем перейти к хорошему. Кто сегодня в Украине является примером разумных инноваций и успешных инвестиций, и проводником тех идей, которые исповедуете Вы?

АА: С моей стороны будет некорректно называть конкретные фамилии, но, поверьте, у нас есть примеры, которые дают возможность верить в изменение политической системы. Во-первых, это объединение бизнеса – для взаимодействия и противодействия власти. Следующим этапом будет «навязывание» власти своих принципов от бизнес- и общественных ассоциаций. Именно за этим – будущее украинского гражданского общества.

SW: И в качестве резюме. Вы разрабатываете украинскую инвестиционную стратегию. Назовите, пожалуйста, ТОП-3 ее положения, которые будут как заповеди для нашей экономики.

 АА: С Вашего позволения я разобью их на две группы – «внутреннюю» и «внешнюю». Итак, пока внутренний инвестор не начнет работать в Украине, и внешний к нам не придет. Во внешнем поле мы должны быть конкурентоспособны в борьбе за капитал. Мы не должны быть такими же хорошими, как другие страны. Мы должны быть лучше. И неправильно было бы указывать на власть и на то, что это в поле ее компетенции. Власть такова, потому что мы ее такой выбрали. Здесь ответственность лежит на каждом из нас.

Украина – повторюсь, уникальная страна. И мы не должны ходить по миру с протянутой рукой, выпрашивая подачки и кредиты. Мы должны выстраивать взрослые партнерские отношения, но это возможно лишь тогда, когда мы станем зрелыми. Ведь незрелый человек не может идти в партнерство. Мы должны с каждой сильной страной мира найти точки взаимного интереса. Тогда мы будем интересны и инвестиционно, и геополитически. И помнить: все наши успехи – исключительно плод нашего труда, и ни от кого мы их требовать и ожидать не можем.

Джерело

 

 Central and East European Management Development Association (CEEMAN)